Музыка - Владимир Рубин
Слова - Борис Дубровин
Исполняет Большой детский хор ЦТ и ВР п/у В. Попова, солист Дима Викторов

9 мая

 

 

9 мая

 

 

9 мая

1
Над Брестом пылают знамёна,
Весёлые птицы звенят.
Но ветер гудит в бастионах,
Овеянных славой солдат.
Но ветер гудит в бастионах,
Овеянных славой солдат.

От грозного взрыва,
Метнувшись с порога,
По-детски и смел и горяч,
"Тревога, тревога, тревога, тревога" -
Сигналил мальчишка-трубач.
"Тревога, тревога, тревога!" -
Сигналил мальчишка-трубач.

2
Во мгле предрассветного часа
Мальчишка бойцов поднимал,
Порывисто, громко и властно
Взвивался бессмертный сигнал.
Порывисто, громко и властно
Взвивался бессмертный сигнал.

Над крепостью рея,
Их звал на подмогу
Пробитый осколком кумач.
"Тревога, тревога, тревога, тревога!" -
Сигналил мальчишка-трубач.
"Тревога, тревога, тревога!" -
Сигналил мальчишка-трубач.

3
Мальчишка, в бою опалённый,
Прошёл всю войну, как солдат.
И нынче у стен бастиона
С улыбкой встречает ребят.
И нынче у стен бастиона
С улыбкой встречает ребят.

И словно мы слышим,
Что взрыв у порога,
И видим, как реял кумач.
"Тревога, тревога, тревога, тревога!" -
Сигналил мальчишка-трубач.
"Тревога, тревога, тревога!" -
Сигналил мальчишка-трубач.

 

 

 

9 мая

Бресткая крепость находится черте города Бреста в Белоруссии, у впадения реки Мухавец в Западный Буг а также Тереспольской гмины Польши. Оборона Брестской крепости в июне 1941 года — одно из первых сражений Великой Отечественной войны.

К началу июня 1941 года на территории крепости размещались части двух стрелковых дивизий РККА. Это были стойкие, закаленные, хорошо обученные войска. Одна из этих дивизий – 6-я Орловская Краснознаменная – имела долгую и славную боевую историю. Другая – 42-я стрелковая дивизия – была создана в 1940 году во время финской кампании и уже успела хорошо показать себя в боях на линии Маннергейма.
Накануне войны в лагеря на учения из Брестской крепости были выведены больше половины подразделений этих двух дивизий. К утру 22 июня в крепости находилось около восьми тысяч человек.
На участке фронта, где располагалась Брестская крепость, а также железнодорожная линия севернее крепости и автомобильная дорога южнее крепости, должна была наступать Германская 45-я пехотная дивизия Фрица Шлипера, образованная из 4-й дивизии бывшей австрийской армии. Дивизия имела боевой опыт польской и французской кампаний.
22 июня в 4:15 по московскому времени по крепости был открыт ураганный артиллерийский огонь, заставший гарнизон врасплох. Немцы заранее решили, что Брестскую крепость придется брать только пехотой – без танков. Их применению препятствовали леса, болота, речные протоки и каналы, окружавшие крепость. Ближайшей задачей 45-й дивизии было: взятие Брестской крепости, железнодорожного моста через Буг северо-западнее крепости и нескольких мостов через реки Буг и Мухавец внутри, южнее и восточнее крепости. К концу дня 22 июня дивизия должна была продвинуться на 7-8 километров вглубь советской территории. На взятие крепости уверенные в себя гитлеровские стратеги отвели не более восьми часов. Каждые четыре минуты огонь артиллерии переносился на 100 метров восточнее. В 4:19 штурмовой отряд (пехотная рота и саперы) на девяти резиновых моторных лодках направился на захват мостов. В 3:30 другой немецкой пехотной ротой при поддержке саперов был взят железнодорожный мост через Буг. К 5:00 отряд, потеряв две трети личного состава, захватил два моста, соединяющие Западный и Южный острова с Цитаделью (центральной частью Брестской крепости). Эти два острова, оборонявшиеся только пограничниками и батальоном НКВД, были взяты двумя пехотными батальонами также к 6:00. 9 мая
В 7:23 штаб 45-й дивизии доложил в корпус, что вскоре будет взят Северный остров Брестской крепости. В докладе говорилось, что сопротивление советских войск, пустивших в ход бронетехнику, усилилось, но ситуация под контролем. Однако позже командованию 45-й дивизии пришлось ввести в бой резерв – 133-й пехотный полк. К этому времени в боевых действиях были убиты два из пяти немецких командиров батальонов и тяжело ранен командир полка.
В 11:50 штаб 45-й дивизии доложил командованию корпуса о больших потерях и упорных боях в крепости. В докладе говорилось: «Русские ожесточенно сопротивляются, особенно позади наших атакующих рот. В Цитадели противник организовал оборону пехотными частями при поддержке 35-40 танков и бронеавтомобилей. Огонь русских снайперов привел к большим потерям среди офицеров и унтер-офицеров». Всего же в течение одного дня 22 июня 1941 года 45-я пехотная дивизия только убитыми потеряла 21 офицера и 290 нижних чинов. Для сравнения, в ходе всей Польской кампании 45-я дивизия, пройдя с боями 400 километров за 13 дней, потеряла 158 человек убитыми и 360 ранеными.
При этом в центре Цитадели, Свято-Михайловском соборе – бывшей крепостной церкви – оказались в окружении останки прорвавшейся в Цитадель немецкой роты из 2-го батальона 135-го пехотного полка в количестве около 70 человек. Эта рота - единственная из своего батальона - смогла прорваться в Цитадель с Западного острова, захватила церковь как важный опорный пункт и двинулась к восточной оконечности Центрального острова, где должна были соединиться с 1-м батальоном 135-го полка. Однако 1-му батальону не удалось ворваться в Цитадель с Южного острова, и рота, потеряв две трети личного состава, отступила обратно к церкви, где её остатки заняли круговую оборону.
23 июня с 6:00 немцы начали артобстрел Цитадели, стараясь при этом не поразить своих солдат, блокированных в церкви. В тот же день впервые против защитников Брестской крепости были применены танки. Одна из них была подбита ручными гранатами у Северных ворот крепости. Второй танк прорвался в центральный двор Цитадели, но был подбит орудием 333-го полка. Оба подбитых танка немцам удалось эвакуировать. Третий танк был подбит зенитным орудием в Северных воротах крепости и остался там надолго.
На четвертый день боев в Бресте в трех пехотных полках 45-й пехотной дивизии Вермахта были сформированы штурмовые группы из сапёров и пехотинцев для овладения опорными пунктами, остававшимися до сих пор в руках бойцов Красной Армии. В поддержку им выделили шестиствольные минометы Nebelwerfer 41. Дальность у них была небольшой, а вот взрывная мощь огромной - после взрыва образовывалась 3,5-метровая зона разрежения, в которой лопались лёгкие человека.
Бок о бок с солдатами, оборонявшими казематы крепости, находились женщины и дети. Красноармеец Григорий Макаров видел труп мальчика, задохнувшегося в дыму. Рядом сидела его мать и по-прежнему закрывала лицо ребенка меховой рукавичкой. Дарья Дмитрова, жена одного солдата-артиллериста, со слезами вспоминала о том, что пришлось пережить во время этих боев: «Мы целую неделю просидели в подвалах казармы без воды и пищи. Ворвавшись в крепость, фашисты стали забрасывать подвалы дымовыми гранатами. На моих глазах, задыхаясь, гибли дети, а я ничего не могла сделать».

26 июня на Северном острове немецкие саперы взорвали стену здания школы политсостава. Там было взято 450 пленных. Основным очагом сопротивления на Северном острове остался Восточный форт. По показаниям перебежчика, 27 июня там оборонялось 20 командиров и 370 бойцов из 393-го зенитного батальона 42-й стрелковой дивизии во главе с командиром 44-го пехотного полка майором Петром Гавриловым.

В июле генерал Шлиппер в донесении о занятии Брест-Литовска сообщал: «Наступление на крепость, в которой сидит отважный защитник, стоит много крови. Эта простая истина еще раз доказана при взятии Брестской крепости. Русские в Брест-Литовске дрались исключительно настойчиво и упорно, они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к сопротивлению». 28 июня два германских танка и несколько самоходных орудий StuG III, возвращавшихся из ремонта на фронт, продолжали обстреливать Восточный форт на Северном острове. Однако это не принесло видимых результатов, и командир 45-й дивизии обратился за поддержкой к Люфтваффе. Однако из-за низкой облачности в тот день авиаудар нанесен не был. 29 июня в 9:00 германский бомбардировщик сбросил на Восточный форт 500-килограммовую бомбу. Затем была сброшена еще одна 500-килограммовая и наконец 1800-килограммовая бомба. Форт был практически разрушен.
Тем не менее, в Восточном форту продолжала сражаться небольшая группа бойцов во главе с Гавриловым. Майор попал в плен лишь 23 июля. Жители Бреста рассказывали, что до конца июля или даже до первых чисел августа из крепости слышалась стрельба и гитлеровцы привозили оттуда в город, где был размещен немецкий армейский госпиталь, своих раненых офицеров и солдат. Однако официальной датой окончания обороны Брестской крепости считается 20 июля 1941 г.. Принята она на основании надписи, которая была обнаружена в казарме 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20/VII-41».
Брестская крепость стала символом непоколебимой стойкости советского народа. Орденами и медалями были награждены около 200 защитников Брестской крепости, лишь двое получили звание Героя Советского Союза – майор Гаврилов и лейтенант Кижеватов (посмертно).
8 мая 1965 года Брестской крепости присвоено звание крепость-герой. С 1971 года оня является мемориальным комплексом. Мемориал «Брестская крепость-герой» построен по проектам скульптора Александра Павловича Кибальникова. К площади Церемониалов примыкают здание Музея обороны Брестской крепости и руины Белого дворца. Композиционным центром является главный монумент «Мужество», на его обратной стороне размещены рельефные композиции, рассказывающие об отдельных эпизодах героической обороны крепости. В 3-ярусном некрополе, композиционно связанном с монументом, захоронены останки 850 человек. Перед руинами бывшего инженерного управления горит Вечный огонь Славы. На обзорной площадке сохранились руины казарм 333-го стрелкового полка и других оборонительных и жилых сооружений.
9 мая 1972 года на Пост № 1 у Вечного огня Брестской крепости впервые заступили юнармейцы. 24 сентября 1984 года открыт музей Поста № 1 «Мальчишки бессмертного Бреста». 23 февраля 1992 года на территории мемориала был открыт музей «Боевой славы авиаторов».

 

Песни о Великой Отечественной войне

Кто на сайте

Сейчас 106 гостей онлайн

Поиск по сайту